Идея творения и идея развития

Идея – это основной фактор развития человека — Истина времени

Идея творения и идея развития

Здравия всем, дорогие друзья!

Сказано, что идея правит миром! Каким образом это происходит? Давайте разберёмся и попробуем практически.

Сначала дам определение идеи, а после спокойно разберём весь спектр осознания идеи практически, в том числе.

ИДЕЯ – это форма постижения в мысли явлений, включающая в себя сознание цели и проекции дальнейшего познания и практического преобразования мира.

Фактор развития

Психология человека, как единицы сущего

Путь развития – создание идеи

Идея первого

Наполнение идеи энергией

Рост, а не развитие идеи

Фактор развития

Развитие человека, да и всего Сущего и в Сущем, начиная от минералов и заканчивая полевыми формами жизни происходит только в одном случае – это позиция божественного Я, позиция первого, позиция Творца Творения.

От меньшего к большему, но не наоборот.

Начнём с элементарных частиц, которые группируясь и взаимодействуя, творят протоны, электроны, которые в свою очередь творят атомы и далее атомы творят молекулы.

Молекулы создают химические элементы, которые в свою очередь творят вещество в различных сочетаниях взаимопроникновения и взаимодействия.

Следует понять местонахождение Творца всего в Сущем и как понимаем, процесс творчества происходит не от большего к меньшему, а меньшего к большему, что и назовём источник Жизни. Повторюсь – Источник Жизни находится в глубине элементарных частиц и что это за источник, предлагаю в дальнейшем разобраться.

Активация Источника создаёт напряжение ткани Сущего, от которого возникают две силы разного направления, одна сила созидания – творящая, другая сила разрушения, стремящаяся всё привести к первоначальному состоянию. Этот закон распространяется на всё в Сущем, что является или становится единицей Сущего.

Психология человека, как единицы Сущего

Это только вступление, но я хочу поговорить о человеке конкретно, как самодостаточной единице Сущего. Человек так же или развивается в психической сфере, или деградирует (разрушается).

Процесс, как и в природе, происходит одновременно, одна часть человечества развивается, другая деградирует и количество того и другого процесса выравнивается методом напряжения.

Один человек, например, может создать напряжение созидания в альтернативу тысяч и даже сотен тысяч единиц разрушения.

Это не сложно усмотреть. Те, кто рассматривает мир с позиции первого, проще сказать – наблюдателя (Творца Творения) развивается и тем быстрее, чем больше сопротивления тех, кто деградирует,

Как нам известно, человек – это состояние жизни между животным и божественным состоянием. В тех, в которых животные инстинкты полностью властвуют в сознании (состояние твари), тот неуклонно деградирует, теряя разум и критерий развития не в интеллекте, а в нравственно этических качествах, что мы покажем ниже.

Основной закон развития – от малого к большему, от частного к общему, от состояния Один к состоянию Един. Пример: не молекула творит атомы, а атомы в процессе кооперации творят молекулу. Повторюсь, человек так же развивается от частного к общему, от личности к общине. В любом другом случае идёт процесс деградации и в ключевые моменты жизни это усматривается чётко.

Оглянемся вокруг, нам повезло жить в таком ключевом моменте жизни. Попытка разрушения всего общественного достигла высочайшей точки своей деятельности разрушения, но и процесс напряжения всех сил созидания неуклонно растёт.

Единение может происходить только в процессе взаимодоверия, взаимоуважения, любви и сотрудничества и не во имя своё, а во имя общего блага. Поэтому во всех философских учениях так много уделяют внимания чувству любви – «возлюби ближнего своего», «возлюби господа бога своего»… Замечу – господа бога СВОЕГО! Следует подумать над этим утверждением.

Путь развития – создание идеи

Самый быстрый путь развития, если под понятием – «господь бог мой», мы используем идею, которая создаёт гравитационное поле притяжения множества единиц развития к образу этой идеи.

Хорошо это просматривается на той же идее Христианства или Ислама, но и светских идеях, таких, как идея семьи, этноса, Родины, социального устройства, главное, чтобы удовлетворяло основному закону космоса – от частного к общему.

Вспомним идею Коммунизма… «Пролетарии всех стран соединяйтесь», то есть Интернационал.

Плохо ли хорошо, но эта идея начала на практике развиваться, объединяя миллионы единиц общества и поэтому в современном мире она безальтернативна.

Не может произойти объединения на разделении на более мелкие единицы общества. Именно потому любой вид демократии, основанный на свободе личности, как единицы сущего ведёт к броуновскому движению и войне всех против всех.

Общество познало другой путь единения, но не деградации, поэтому оно будет всячески отвергать демократию и рынок разделения.

И этот путь – путь к Коммунизму. Нам политики часто говорят, что главное – это свобода личности и даже стыдятся упоминать единственно правильный эволюционно путь развития – от частного к общему.

Как может организоваться свобода личности при несвободе общественной? Это обман и прежде всего политики всех рангов обманывают сначала себя, а потом и весь мир.

Ещё раз повторюсь, что нет альтернативы развития, как путь к Коммунизму со всеми его общественными институтами.

Идея первого

Стоит разобрать подробнее идею Первого. Первый (наблюдатель) непосредственно сам является Творцом той же идеи, которая создаёт гравитационное притяжение, кристаллизует множество единиц Сущего в более общей и устойчивое образование, как единый организм Жизни. Вспомним тот же квантовый парадокс, когда наличие наблюдателя кристаллизует полевую форму жизни в элементарную частицу.

Что получается? Человек, сотворивший идею, притягивает из авто волнового резервуара информационного поля подобную информацию.

Эта информация может прийти в виде прозрений, как в случае с Менделеевым, анализа, нужных книг, встреч, разговоров. Важно для этого только одно – качество первого, то есть быть творцом идеи – мыслителем.

Именно, качество первого необходимо человеку, чтобы быстро и качественно осознать то или иное явление жизни.

Рассмотрим технику такого осознания. Человек создаёт идею, но в связи того, что она ещё не развита, идея обычно возникает в виде вопроса или запроса без ответа, хоть она и ответ не подразумевает, по определению, но подразумевает развитие. Масса идеи зависит от её энергоёмкости, то есть от того, сколько чувств человек вкладывает в эту идею.

Здесь всё просто. В моменте времени рождения идеи образуется гравитационное поле идеи. В следующий момент другие менее энергоёмкие, но подобные по информационному наполнению мысли притягиваются, увеличивая массу идеи (творческой мысли), увеличивая силу притяжения.

Наполнение идеи энергией

Всё, что бы я не писал – это теория. В любом случае в теории существует погрешность иллюзии в результате изложения информации, так как любую мысль можно выразить как-то иначе, слова другие применить. И чтобы стало более понятно, предлагаю сразу же практически попробовать. Дам практический совет, а вы решайте, стоит ли…

Возьмём любое слово, цитату, понятие, как идею запроса и произнесём в себе. Например, я произношу – Луна. Начинаю вспоминать, что я знаю о луне, размышляю не спеша, вкладывая чувства.

Луна!.. это ночное светило, с холодным светом ночи. В сознании мелькают картины встречи с девушкой, быть может первый поцелуй, но и опасность, таинственность, холодность, приливы и отливы, страх мистицизма и… Не сдерживайте чувства. Пусть звучат сильнее, помогайте только им воспоминаниями.

Вспоминаем, что луна – это спутник Земли, даже в сознании мелькнуло, что исследовали её люди, там, где-то два наших советских лунохода. Там были астронавты американские… сознание бунтует почему-то. Не останавливайтесь, всё после прояснится. Вспоминаем фазы луны, лунные затмения и всё, что когда-то читали, изучали, слышали о спутнике – луна.

Сначала мысли возникают хаотично из резервуара памяти моей, так сказать, что в голову придёт, но спустя немного времени мысли обретают форму, гармонизируется в сознании.

Вот тут-то в сознание начинает литься информация по теме, но которую я не знал, не изучал, и никогда не сталкивался даже.

Это значит, что идея набрала достаточную массу для притяжения информации из архива информационного поля всей вселенной.

И что я вижу? Вижу, что полая луна и обитаема. Когда-то давно, давно на ней цвели сады, строились прекрасные хоромы, одним словом она наполнена была, горела жизнью. Но что-то случилось и в катакомбы жители ушли, немногие, но сохранили знания. Картины ярко в сознании проходят.

Я конечно могу принимать или не принимать, потому что это, как мираж сначала, и перемешан с тяжёлыми выводами рассудка… И так далее, вы узнаёте то, что есть в информационном поле Земли. Это не значит, что всё на веру можно брать, это, как в Интернете всё от вашего индивидуального сознания зависит. Любая информация должна в сознании перевариться и или обрести обоснование, или исчезнуть.

Качество такой информации зависит только от чистоты желания понять и тишины сознания, то есть насколько сознание прозрачно и «пусто» (тема будущих исследований). Боле детально хотите разобрать, приходите в отдел – «Ясновидение и тренинги» или в «Блог Яросвета», поговорим.

Таким образом мы не суетясь можем узнать всё и обо всём. Выше я писал, что меньшее творит большее, но это меньшее и следует создать, это идея, что я называю точкой притяжения и чем значимее для меня информация этой идеи, как точки притяжения, тем быстрее идёт к ней поток информации по теме запроса. Тут важно для чистоты потока остаться сторонним наблюдателем, но и первым – творцом идеи.

Рост, а не развитие идеи

Рассмотрим разницу логического метода обработки информации и импульсивного.

При логической обработке необходима последовательность логической цепочки осознания, при импульсивной обработке последовательность не нужна, информация приходит отовсюду и в пространстве, и во времени, она притягивается к моменту зарождения к изначальной идее, но момент зарождения всегда в текущем мгновении времени, значит и информация притягивается к носителю этого мгновения, но притягивается не хаотически, а согласно запроса идеи.

Здесь важно наличие индивидуальности и чистота помыслов. Всё просто, если злой гений, например, создал благую идею, но его сознание весьма массивно элементами (идеями) зла, то и информация будет притягиваться подобная на ряду с благой идеей. Поэтому говорят о важности заповедей божьих, а проще сказать о нравственности и морали, или о чистоте сердечной, о непорочности, и о любви.

Разумеется, всё проходящее и доступно, в дальнейшем рассмотрим и конкретные практические действия для развития, пока я просто обратил внимание на важность зарождения идеи, как фундамента и не развития, а духовного роста.

Источник: https://istinavremeni.ru/psihologiya/mysl.html

Идея творения

Идея творения и идея развития

Эта идея является одной из центральных. В Библии прямо говорится о том, что Бог создал небо и землю, живые существа и человека – весь тварный мир. Христианскими богословами было подчёркнуто, что речь идёт о творении из ничего.

Этим самым указывается на абсолютность Бога, который ничем не ограничен, не имеет “рядом” с собой никакого вечного, но небожественного начала. Бог есть несотворённое бытие, но всё сотворённое (тварное) не есть бытие как таковое, а лишь обладает бытием, получило бытие через участие в бытии.

Концепцию “творения из ничего” принято харак-теризовать как креационизм (от лат. creato – создание).

Креационизм библейского учения призван устранить трудности и противоречия, с которыми сталкивалась дохристианская, прежде всего античная философская мысль. Разрубить гордиев узел этих противоречий при-звана идея творения из ничего.

К их числу относятся противоречия единого и многого, бесконечного и конечного, неизменного и изменчивого, сверхчувст-венного и чувственного, абсолютного и относительного – все проблемы, о которых мы вели речь при обсуждении древнегреческой философии.

Со-гласно Библии, мир един в своём истоке, поскольку бесконечным бытиём об-ладает только Бог: он безначален и бесконечен (бесконечен в “обе стороны”). Допущение изначального существования наряду с Богом чего-либо другого, например материи, означало бы фактически введение не одной, а двух в рав-ной мере божественных субстанций.

Единое начало должно обладать творче-ски-порождающей энергией, заключать в себе всё и созидать тварный мир актом свободного творчества. С этой точки зрения библейская идея творения есть абсолютный монизм – признание одного и единственного начала (“моно” – один).

Однако она же предполагает и дуализм (“дуа” – два), по-скольку речь идёт о принципиальной нетождественности божественного и тварного бытия. Бог сотворил мир согласно божественным законам, которые от самого момента творения управляют миром. Поэтому в тварном мире дей-ствует закономерность, или Премудрость Божия – София.

Она есть его внут-реннее упорядочивающее начало, производное от божественного плана мира. Однако наряду с моментом упорядочивания Бог наделил тварный мир и сво-бодой. Всё сотворённое обладает свободой и в этом смысле автономно, не за-висит от божественного провидения, поэтому тварное бытие имеет возмож-ность отклоняться от божественной воли.

Бог творит свободно, “через слово”, желанием и велением блага. Всему даётся жизнь как бескорыстный дар. Но и даётся свобода выбора. Таким образом преодолевается характерное, в частности, для платонизма, презрение к чувственному бытию.

Третирование материи, свойственное философии Платона, преодолевается христианской идеей творения, именно тем, что Бог творит из “ничего”. Этим исключается понимание материи как изначально противостоящей божественному бытию, неполноценной и “злой” субстанции.

Бог изъявляет готовность принять на себя все грехи тварного бытия.

Идея творения преодолевает и “умственность” античной философии, полагавшим единственным путём приобщения к божественному путь научного познания, путь мышления. Христианская мысль прямо утверждает сверхразумность акта творения. С другой стороны, сотворив мир из “ничего”, Бог не может не любить его.

Его любовь превосходит возможности ума; она сверхразумна, поскольку вмещает в себя и неупорядоченность мира, и его нецелесообразность, и его греховность. В божественной любви проявляется момент милосердия.

Следовательно, человеческое отношение к сотворённому миру и Богу также не может ограничиться лишь научно-рациональным подходом, а предполагает истину Откровения и любовь к Богу.

Дохристианская греческая мысль была определённо космоцентричной. Её общая установка в рассмотрении человека определялась идеей микрокосма как отражение макрокосма: человек есть часть Вселенной наряду с другими частями.

Сократ, совершивший радикальный поворот греческого мышления к человеку в ряду других существ, хотя и акцентировал внимание на душе. Показательно также определение, данное Аристотелем: “Человек есть политическое (общественное) животное”. Человек и мир античностью не противопоставлены. Для Библии же характерна другая трактовка.

Человек – не просто часть Вселенной, предмет среди предметов: он резко выделяется среди всех существ, поскольку создан “по образу и подобию Божию”. В сочетании с идеей надмирности христианского Бога этот тезис означает резкое возвышение человека в смысле возложения на него особой миссии и ответственности.

Способность свободно принять Божью волю как свою собственную возводит человека на небывалую высоту, возвышая его среди тварных существ. Человек становится центром тварного мира.

Греки воспринимали законы межчеловеческих отношений как законы, идущие от “природы вещей”. Поэтому нравственность мыслилась ими в качестве продолжения природных законов в человеческом обществе.

С этой точки зрения нравственные установления суть природная необходимость, которой человек должен подчиниться, поскольку в противном случае он станет причиной собственных бед и неприятностей. Бог античных философов – не более чем олицетворение природных законов и сам подчинён им.

Христианский же Бог не только находится выше сферы природных законов, но и даёт нравственный закон людям. Этот закон выступает в виде божественного повеления. Следовательно, законы межчеловеческих отношений не являются природными и не установлены самими людьми: они божественного происхождения.

Высшей добродетелью становится следование божествен-ным заветам. Требование нравственности прямо фиксируется в Священном Писании, прежде всего в десяти заповедях и в Нагорной проповеди Христа, а также во множестве данных им указаний и советов. Наибольший грех со-стоит в нарушении божественных заветов.

Отказ следовать им означает не только неповиновение, но и стремление смертного человека возвыситься над другими людьми, подняться до уровня Бога и присвоить себе его права. Последствия легкомысленной самонадеянности человека раскрываются Библией в притче о “первородном грехе”.

Первородный грех состоит в неподчинении изначальному повелению не трогать плодов с дерева познания добра и зла. Вкусив запретный плод, человек продемонстрировал нетерпимость ко всякого рода ограничениям, нежелание нести груз ответственности, более того – желание быть Богом.

Первый совершённый людьми грех свидетельствовал об их склонности полагаться в вопросах добра и зла, то есть во всех самых сложных вопросах, исключительно на самих себя. Но если человек таков, что неустранимо желает познать всё собственным путём, то ему должна быть известна и обрат-ная сторона этого стремления.

Нарушив божественный завет, Адам и Ева вошли в мир зла, страданий и смерти, отделившись от Бога. Грех стал не только неизбежным атрибутом земной индивидуальной жизни человека, но вошёл в человеческую историю, в историческое развитие общества.

Смертность человека становится синонимом человеческой греховности, преодолеть которую можно только на пути возврата к Богу.

Явление Христа, его искупи-тельная жертва, преодолевающая грех, привнесённый в мир вместе с грехом Адама, и воскресение Христа – всё это свидетельствует о божественной го-товности снять вину с человека, освободить его от последствий греха. Дох-ристианская античная философия также искала путь спасения, освобождения от грехов.

Она видела его по преимуществу в знании, в познавательной ак-тивности. Но дохристианские мыслители справедливо полагали, что этот путь доступен для немногих, поскольку все люди не могут профессионально заниматься наукой, то есть быть “философами”. Отсюда следовал вывод, что избавление от грехов доступно лишь меньшинству – только тем, кто обладает добродетелью познания. Библия же открывает иную возможность, перенося акцент с познания на веру.

Page 3

Не будет преувеличением утверждать, что Библия открывает веру как особую способность души. Вера присуща человеку изначально. Поэтому люди всегда во что-нибудь верят. Слепота веры состоит в её неосознанности и неизбежно ведёт к поклонению земным кумирам. Античная философия старалась свести веру к знанию.

Для мыслителей античной эпохи вера олицетворялась прежде всего с древней наивной мифологией. Философы относились к ней, как правило, скептически и свысока, рассматривая мифологию как неразвитый этап знания – форму мнения (“докса”). Они видели в мифологическом сознании способ мышления, свойственный необразованным людям.

И хотя Платон включил в состав своей философии немало мифологических сюжетов, однако “эпистема”, то есть доказательное знание, – неизменно оценивалось им высоко, чем знание мифологическое. Если вера рассматрива-ется только с точки зрения познавательного значения, то она, конечно, пра-вомерно оказывается поставленной ниже знания, претендующего быть обос-нованным.

Именно такой реализован античностью. В отличие от него Библия отказывается от рассмотрения веры как чисто познавательного феномена. Вера предстаёт как способность души, несводимая к знанию или незнанию. Вера постольку остаётся верой, поскольку она может существовать незави-симо от наличия или отсутствия знания, от его совершенства или несовершенства.

Откровение призывает человека осознать ценность веры как таковой, ценность, отличную от той, которой обладает интеллект. Этим самым Библия открывает человеку новое измерение – измерение духовное.

Античная философия выделяла в человеке две составляющие – душу и тело. Библейское осознание значения веры открывает в бытии человека ещё одну сферу – сферу духа. Дух – это причастность к божественному, то есть сверхразумному, посредством веры.

Духовное бытие раскрывается как бытие ценностей, принимаемых независимо от наличия или отсутствия подтверждений, основанных на соображениях целесообразности или утилитарности. Сфера сверхцелесообразности и сверхутилитарности – это сфера ценностей.

Имея божественное происхождение, ценности формируют под-линное онтологическое пространство, лежащего по ту сторону видимого бы-тия, выше него. Тем самым они создают как бы “вертикаль” человеческого бытия. Это вертикаль основывается, прежде всего, на вере.

Но она же предполагает ещё одно качество души – любовь.

Античная философия глубоко разработала теорию любви, приняв за её исходное определение любовь эротическую. Наиболее известна платоновская идея любви. Однако и у Аристотеля, и у неоплатоников, как и у философов досократиков (то есть у философов “физиса”), мы находим множества размышлений о любви.

Вполне определённо можно констатировать, что дохристианская античная культура полагала любовь в качестве одного из важнейших принципов бытия. При этом речь шла в первую очередь об эротической любви. Эрос естественным образом связывался античными мыслителями с силой и красотой.

Эрос – это тяга к совершенству, желание обладать, стремление восполнить недостающее в себе. Это сила завоевательная и воз-вышающая.

Совсем иной смысл приобретает понятие любви в библейской трактовке. Это не эрос, а более всего “агапэ”. Она предполагает самопожертвова-ние, милосердие и сострадание. Для христианина любовь – прежде всего Бог, а человеческая любовь есть стремление следовать божественному примеру.

Бог любит людей и в самопожертвовании на кресте; он любит их, принимая во внимание не только человеческую силу, но и слабость. Любовь есть бескорыстный дар, а не что-то мотивированное вознаграждением. Любовь долготерпит и милосердствует, она не завидует и не превозносится.

С христианской точки зрения любовь подразумевает отношение Бога к людям, отношения людей между собой (“любовь к ближнему”). Наконец, и половая любовь, помимо эротического момента, включает в себя “агапэ”, то есть самопожертвование, терпимость и доброту.

Любовь к Богу обуславливает собой неустранимость надежды как одного из важнейших компонентов человеческой жизни.

Надежда есть убеждение в том, что праведный образ жизни, строящийся на соблюдении божественных заповедей, принесёт свои плоды не-смотря на всю тьму и весь грех, неизбежные в земной жизни. Надежде противоположны уныние и отчаяние. Если человек впал в уныние и отчаяние, то сердце и душа мертвеют.

Главное средство от уныния и отчаяния – смирение. Смирение становиться, таким образом, фундаментальной добродетелью хри-стианства, качеством наиболее важным, удерживающим от греха и позво-ляющую вести праведную жизнь в несовершенном мире.

Добродетель смирения решительно непонятна и незнакома дохристианской античности и в действительности парадоксальна: отречься от самого себя, принять тяжесть несовершенного мира на себя. Античный мудрец готов был стоически переносить тяжесть и несправедливость мира, в одиночку утверждая праведность личной жизни.

Он верил лишь в себя и собственные силы. Христианское смирение предполагает соединение надежды с любовью к Богу и с божественной любовью к миру.

Page 4

Перейти к загрузке файла

Шаповалов В.Ф. “Основы философии”, М., 1999;

Трубецкой С.Н. “Курс истории древней философии”; М., 1997.

Рассел Б. “История западной Философии.” М., 1993.

Гарен Э. “Проблемы итальянского Возрождения.” М., 1986.

Лосев А.Ф. “Очерки античного символизма и мифологии.” М. 1993

Рассел Б. “История западной Философии.” М., 1993.

Аверинцев С.С. “Христианский аристотелизм как внутренняя форма западной традиции и проблемы современной России.” М., 1992.

Ницше Ф. “Философия в трагическую эпоху Греции”. М., 1994

Поппер К. “Открытое общество и враги”, М. 1992

 

Источник: https://studbooks.net/649557/filosofiya/ideya_tvoreniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.