Замещение дефектов в лицевом нерве при помощи нервных трансплантатов

Латерализация нижнечелюстного нерва с одновременной имплантацией

Замещение дефектов в лицевом нерве при помощи нервных трансплантатов

Д. В. Коротких
главный врач стоматологической клиники «Дент и К» (Краснодар)

Е. Н. Шастин
профессор РАЕ, главный врач стоматологический клиники «Дентик Люкс» (Краснодар)

Имплантация широко применяется при реабилитации пациентов с потерей зубов и в большинстве случаев позволяет достигнуть удовлетворительных результатов при использовании стандартных процедур размещения имплантатов.

Однако при прогрессировании атрофии альвеолярной кости использование стандартных процедур не позволит разместить имплантаты.

Наибольшую сложность представляет установка имплантатов в атрофированных боковых отделах нижней челюсти.

Это описано в работах (Rosenquist, 1994; Nocini et al., 1999; Chrcanovic & Custudio, 2009; Pavlikova et al., 2011). В 1987 году Jensen & Nock впервые описали технику установки имплантатов в дистальные участки нижней челюсти в сочетании с латерализацией (транспозицией) нижнего альвеолярного нерва.

Основным риском применения данной техники является возможность повреждения нижнего альвеолярного нерва и развития длительной нейросенсорной дисфункции (Kan et al., 1997; Sakkas et al., 2008; de Castro e Silva et al., 2011).

Пьезохирургическая техника остеотомии, получившая распространение среди имплантологов и хирургов, благодаря снижению риска повреждения мягких тканей и анатомических структур, а также легкости обращения с инструментом избавляет от необходимости использования пил и сверл при остеотомии (Eggers et al., 2004; Stubinger et al., 2005; Schlee et al.

, 2006; Bovi, 2005; Baldi et al., 2011; Nusrath & Postlethwaite, 2011). Мы осветим технику установки имплантатов в сочетании с пьезохирургической латерализацией нижнего альвеолярного нерва на примере двух клинических случаев.

Пациент № 5612

Двусторонняя потеря зубов в дистальных отделах нижней челюсти. По данным КЛКТ, в области зубов 45, 46, 47 значительная вертикальная атрофия альвеолярного гребня, расстояние от вершины альвеолярного гребня до нижнего альвеолярного нерва составляет 5,5 мм (рис. 1), в области зубов 35, 36 расстояние от вершины альвеолярного гребня до нижнего альвеолярного нерва составляет 5,5—6 мм.

Рис. 1. Ортопантомограмма

После анализа клинической ситуации принято решение об использовании методики двусторонней пьезохирургической транспозиции нижнего альвеолярного нерва с одномоментной бикортикальной установкой имплантатов.

В ходе подготовки разработан план операции, созданы протоколы разметки остеотомии и хода нижнего альвеолярного нерва с учетом зон безопасности. Под сочетанной мандибулярной и инфильтрационной анестезий произведен разрез по альвеолярному гребню.

Тупым путем выполняется обширная мобилизация слизисто-надкостничного лоскута с полным обнажением вестибулярной поверхности альвеолярного гребня до нижнего края нижней челюсти (рис. 2).

Рис. 2. Создание доступа

Важно получить полную визуализацию ментального отверстия, так как в дальнейшем оно будет служить ориентиром для проведения секционных распилов (рис. 3).

Рис. 3. Визуализация ментального отверстия

По заранее намеченным ориентирам выполнены нижний горизонтальный и вертикальные распилы (рис. 4).

Рис. 4. Вид проведенных распилов

При помощи тонкого элеватора извлекаем монокортикальный блок. В большинстве случаев костный блок отделяется единым фрагментом (рис. 5).

Рис. 5. Отделение костного блока

Однако на этой стадии возможно осложнение — перелом костного блока вследствие недостаточной глубины распилов. В этом случае необходимо увеличить глубину распилов и продолжить отделение костного блока. Извлеченный блок помещается в изотонический раствор.

Начиная с мезиальной стороны, ориентируясь на ментальное отверстие, убираем губчатое вещество, используя алмазную насадку и выделяя нижний альвеолярный нерв.

Для установки имплантата в область зуба 44 необходимо выделить полностью нижний альвеолярный нерв и в области коленца (рис. 6—8).

Рис. 6. Выделение нижнего альвеолярного нерва

Рис. 7. Выделение нижнего альвеолярного нерва атравматичным инструментом

Рис. 8. Вид после мобилизации

Перемещение и удержание нерва выполняется резиновыми полосками (рис. 9-10).

Рис. 9. Резиновые полоски

Рис. 10. Удержание сосудисто-нервного пучка

Удерживая нижнечелюстной нерв, выполняем подготовку ложа под имплантаты согласно подготовленной разметке (рис. 11, 12).

Рис. 11. Создание ложа под имплантат

Рис. 12. Препарирование по заранее спланированной разметке

Аналогичным образом производим манипуляции с левой стороны с последующей установкой имплантатов в области зубов 35, 36. Удалив с костных блоков часть губчатой кости, возвращаем их на место, фиксация не проводится для предупреждения компрессии нижнего альвеолярного нерва. Рану ушиваем (рис. 13).

Рис. 13. Ортопантомограмма после операции

После операции пациенту проводят конусно-лучевую компьютерную томографию для контроля результата оперативного вмешательства. Результаты вмешательства (согласно данным КЛКТ) оценены как удовлетворительные. Пациент № 4983, полная адентия нижней челюсти.

На КЛКТ определяется недостаточная для имплантации высота костной ткани в области моляров нижней челюсти, расстояние до нижнего альвеолярного нерва составляет 4,8—6,3 мм. Поэтому принято решение о проведении двусторонней транспозиции нижнего альвеолярного нерва.

Разработан план операции, определена разметка расположения горизонтальных и вертикальных секционных распилов, а также положение будущих восьми имплантатов. После отслаивания слизисто-надкостничного лоскута проведена установка мезиального имплантата (рис. 14).

Рис. 14. Установка мезиального имплантата

В связи с его высокой сложностью данный тип операции лучше производить с увеличением и дополнительным освещением. После визуализации ментального отверстия выполнены распилы (рис. 15—16).

Рис. 15. Проведение горизонтальных распилов

Рис. 16. Проведение вертикальных распилов

Рис. 17. Отделение костного блока

Важно отметить, что длина распила увеличена на 5 мм от мест установки имплантатов для увеличения мобильности нижнего альвеолярного нерва. Костный блок помещен в изотонический раствор (рис. 18).

Рис. 18. Помещение костного фрагмента в физиологический раствор

С помощью алмазной насадки производится мобилизация нижнего альвеолярного нерва (рис. 19).

Рис. 19. Вид мобилизированного сосудисто-нервного пучка

Перемещение и удержание сосудисто-нервного пучка осуществляется посредством резиновой полоски (рис. 20).

Рис. 20. Удержание сосудисто-нервного пучка

После этого проводится подготовка и установка имплантатов в области зубов 34 и 36 в соответствии с разметкой. Костные фрагменты возвращаются на место (рис. 21), рана ушивается.

Рис. 21. Возвращение костного блока на место

Аналогичные действия производятся с противоположной стороны в области зубов 45, 46 (рис. 22—30).

Рис. 22. Проведение распилов

Рис. 23. Отделение костного блока

Рис. 24. Вид после отделения костного фрагмента

Рис. 25. Вид после мобилизации

Рис. 26. Установка имплантатов по заранее спланированной разметке

Рис. 27. Соблюдение принципов параллельности на каждом этапе

Рис. 28. Возвращение костного фрагмента

Рис. 29. Ушивание раны

Рис. 30. Ортопантомограмма после операции

После операции пациенту проводят конусно-лучевую компьютерную томографию для контроля результата оперативного вмешательства. Результаты вмешательства (согласно данным КЛКТ) оценены как удовлетворительные.

Применение пьезохирургии при латерализации нижнего альвеолярного нерва имеет следующие преимущества:

  • Снижение риска травмы нижнего альвеолярного нерва;
  • Уменьшение внутриоперационного кровотечения и послеоперационного отека;
  • Снижение тепловой травмы кости (Stubinger et al.; Schlee et al.; Pavlikova et al.).

Многие авторы считают, что недостатком метода является увеличение операционного времени (Eggers et al.; Stubinger etal.; Schlee et al.; Bovi; Baldi et al.). В нашей практике использование пьезохирургии при транспозиции нижнего альвеолярного нерва увеличивает операционное время не более чем на 30 минут, что, по нашему мнению, несущественно по сравнению с полученными преимуществами.

Выводы

Применение пьезохирургии при транспозиции нижнего альвеолярного нерва позволяет снизить риски травмы нижнечелюстного нерва, что расширяет показания для применения методики у пациентов с выраженной атрофией дистальных отделов нижней челюсти.

Источник: https://dentalmagazine.ru/posts/lateralizaciya-nizhnechelyustnogo-nerva-s-odnovremennoj-implantaciej.html

Что делать, если задет нерв на нижней челюсти при установке имплантов

Замещение дефектов в лицевом нерве при помощи нервных трансплантатов

Тройничный нерв (5 пара) — крупный смешанный (чувствительно-двигательный), состоящий из трех ветвей:

  1. Глазничной (n. оphthalmicus).
  2. Верхнечелюстной (n. maxillaris).
  3. Нижнечелюстной (n. mandibularis).

Нижнечелюстная (НЧ) — третья ветвь тройничного, иннерующая кожу, слизистые оболочки органов нижней челюсти, мускулы нижней части лица. Расположение и параметры его в человеческом организме индивидуальны, обусловлены анатомическими особенностями. Нервный ствол состоит из 30-80 волокон, толщина находится в пределах 3,5-7,5 мм, длина — 0,5-2,0 см.

Корешки нижнечелюстного нерва передают информацию с нижней части лица и ротовой полости: зубов, десен, языка, наружной части уха. Двигательные — иннервируют жевательные и часть мимических мускул.

Три ветви тройничного нерва: 1) Глазничный; 2) Верхнечелюстной; 3) Нижнечелюстной

На выходе из черепа НЧ разделяется на две ветви:

1. Чувствительную (переднюю) — иннервирующую слизистые и кожные покровы:

  • щеки, подбородка;
  • дна ротовой полости;
  • нижних зубов, челюсти;
  • нижней губы, спинки языка;
  • слюнных желез (подъязычных и поднижнечелюстных);
  • части наружного уха.

2. Двигательную (заднюю) — обеспечивающую согласованную работу мышц:

  • жевательных;
  • челюстно-подъязычной;
  • надподъязычной;
  • небно-занавесочной;
  • барабанной перепонки.

Повреждение нижнечелюстного нерва

Установка дентальных имплантатов в нижнюю и верхнюю челюсть выполняется под мандибулярным обезболиванием, подавляющим чувствительность нервных окончаний на 3-5 часов. Онемение нижней части лица в этот период считается нормой.

Непроходящая потеря чувствительности, боли, неконтролируемое слюнотечение, предполагают травму ветви тройничного нерва, которая проходит по нервному каналу нижней челюсти.

Повреждением считается травма одного из его пучков:

  1. Подбородочного: n. Mentalis.
  2. Язычного: n. Lingualis.
  3. Альвеолярного: n. alveolaris inferior.

Повреждающее действие оказывает:

  • растяжение;
  • компрессия;
  • раздавливание;
  • разрыв (частичный, абсолютный).

Травмирование нервных пучков при постановке искусственного зубного корня нижнего ряда, приводит к снижению чувствительности иннервируемых органов. Проявляется в болезненности и онемении:

  • щек, 2/3 языка;
  • зубов, десен;
  • нижней губы, части подбородка.

Утрата чувствительности этих органов затрудняет уход за ротовой полостью, кожей лица, осложняет прием пищи, иногда нарушает мимику лица.

Симптомы поражения

Предположить, что задет нижнечелюстной нерв можно по признакам:

Онемение лица и болевые симптомы — признаки поражения нижнечелюстного нерва

  • онемение лица со стороны вживления: нижней губы, подбородка, языка, нижних зубов, щеки;
  • болезненность в области импланта;
  • появление обильного слюнотечения;
  • поперхивание при приеме пищи, жидкости;
  • возникновение мимических, артикуляционных нарушений.

Человек чувствует дискомфорт при уходе за кожей лица (неприятные ощущения во время бритья, наложении макияжа). Клинические проявления зависят от вида травмы и глубины поражения.

Виды повреждений челюстного нерва

  1. Невропраксия — незначительная травма: доброкачественное течение, благоприятный прогноз. При отсутствии повреждения целостности нервного пучка, самостоятельная регенерация наступает через месяц-полтора.

  2. Аксонотмезис — частичная дегенерация миелиновой оболочки: восстановление нервной ткани неполное, возможно через 1,5 месяца после повреждения. Требуется врачебная помощь.
  3. Невротмезис — полное повреждение: дегенеративные изменения биофизических, биохимических показателей нервной ткани.

    Прогноз неблагоприятный: высокий риск необратимой потери чувствительности.

Причины воспаления

Установка дентального имплантата должна проводиться с учетом параметров челюсти, размеров, особенностей альвеолярного отростка и костной ткани имплантируемой зоны. Досконально должен быть изучен рельеф канала, по которому проходит нижнечелюстной нервный пучок.

Отсутствие подготовки к имплантации, непрофессионализм — основная причина повреждения нижнечелюстной ветви.

Задеть или повредить сосудисто-нервный пучок можно:

  • иглой во время выполнения анестезии;
  • прямым давлением длинным имплантом;
  • инструментом при формировании зубного ложа.

Повреждающими факторами являются длительный период ретракция лоскута и забор костного трансплантата. Восстановление чувствительности процесс длительный и проблематичный, задача имплантологов — свести потенциальные риски к минимуму.

Профилактика травмы

Профилактикой является качественная подготовка к операции, профессиональное выполнение манипуляций. Предупреждает неврологические осложнения доскональное изучение строения нижнечелюстного канала пациента, параметров альвеолярного отростка и топографическое положение нервного волокна.

Для этого назначаются:

  • ортопантомограмма;
  • компьютерная томография — 3-х мерное сканирование.

Проведение компьютерной томографии в качестве подготовки к имплантации

Осложнения позволит избежать:

  • правильное формирование ложа для импланта;
  • аккуратное вживление дентальной конструкции;
  • латерализация (изменение положения нерва) при близком его расположении.

Какие методики используют при лечении

Метод лечения зависит от степени поражения, проводится после оценки дефицита чувствительности. При невропраксии восстановление проходит самостоятельно в течение 4-6 недель. Врачебная помощь не требуется, поскольку структура нерва не нарушена.

При частичной дегенерации, симптомы ослабляются спустя два месяца после травмы. Для полного выздоровления понадобятся медицинские мероприятия. Онемение в течение 9-12 месяцев опасно необратимой дегенерацией нервных клеток. Микрохирургическое лечение бывает срочным (при открытой травме) и плановым (при закрытом повреждении).

Тактика лечения закрытой травмы

  1. При онемении, не проходящем три месяца — ушивание, трансплантация;
  2. При дизестезии (извращение чувствительности) более 3-х месяцев — ревизия, декомпрессия, невролиз, ушивание и пересадка нерва;
  3. При гипестезии (снижение чувствительности) более 3-х месяцев — показано удаление или частичное вывинчивание конструкции, ревизия, пересадка, ушивание.

Медикаментозное лечение

Показано при синдроме продолжительного воспаления нерва. Важным моментом является купирование болевого синдрома. Могут применяться:

Антиневралгические препараты для снятия воспалительного процесса нерва

  • Антиневралгические препараты:
    • Карбамазепин;
    • Фенитоин;
    • Баклофен.
  • Средства местного назначения:
    • мази с капсаицином;
    • акупунктура;
    • электростимуляция;
    • физиотерапия.

На прогноз микрохирургического и терапевтического лечения влияют:

  • возраст, состояние здоровья пациента;
  • мастерство, опыт хирурга;
  • продолжительность периода между повреждением и операцией.

В 80% случаев невротмезиса, прооперированного в первые 5 месяцев после травмы, наблюдалось частичное восстановление функции нижнечелюстного нерва. Промедление с оперативным вмешательством планомерно снижает шанс выздоровления. Обращение к нейромикрохирургу через год и более после травмы, имеет шанс на успех всего 10%.

Заключение

Установка дентального имплантата связана с риском повреждения нижнечелюстной ветви тройничного нерва. Это знает врач и обязан учесть пациент. Тщательное обследование анатомических особенностей челюсти пациента, аккуратность на всех этапах процедуры вживления, сведут риск к минимуму.

При появлении характерных симптомов нарушения чувствительности, обращение за врачебной помощью должно быть в ближайший период.

Источник: http://TopDent.ru/articles/povrezhdenie-nizhnecheliustnogo-nerva-pri-implantatcii.html

Повреждение лицевого нерва

Замещение дефектов в лицевом нерве при помощи нервных трансплантатов

Нечастым, но все-таки довольно неприятным следствием пластических операций на лице является повреждение лицевого нерва — от пареза (ослабление мышечной активности) до паралича (полное отсутствие произвольных движений мимической мускулатуры).

В данном материале мы рассмотрим социо-психологические и функциональные аспекты этого осложнения, а также сделаем обзор методик, позволяющих полностью или частично восстановить активность мимической мускулатуры. Вниманию читателя предлагаются экспертные комментарии к.м.н.

, челюстно-лицевого и пластического хирурга Ирины Геннадьевны Мариничевой, которая в свое время внесла большой вклад в теорию и практику статических методик коррекции повреждений лицевого нерва.

Мариничева И.Г. внесла большой вклад в теорию и практику статических методик коррекции повреждений лицевого нерва

Симптомы повреждения лицевого нерва

Степень выраженности клинической картины зависит от числа ветвей, вовлеченных в патологический процесс. Как правило, пострадавшие пациенты жалуются на возникшую асимметрию лица, несмыкание век и слезотечение. В особо тяжелых случаях возникают сложности с приемом пищи, произношении ряда звуков.

При тотальном поражении всех ветвей лицевого нерва опускается уголок рта, нижнее веко и бровь, что придет выражению лица угрюмый и печальный вид; сглаживается носогубная складка, горизонтальные складки лба; крыло носа смещается вниз, а кончик — в непораженную сторону лица; щека у пациентов утолщенная, отвисшая и пастозная. Даже в состоянии покоя глазная щель зияет, обнажая склеру.

Социо-психологические факторы

Паралич лица оказывает глубокое воздействие на эстетический, функциональный, социальный и психологический аспекты жизни пациента.

С помощью мимики мы выражаем свои эмоции, понятные всем, вне зависимости от национальности, возраста, вероисповедания и других факторов. Выражение удивления, обиды, гнева, досады на лице происходит одинаково.

Утрата возможности помогать вербальному общению невербальными знаками, в частности, мимикой, приводит к тому, что человек дезадаптируется в обществе, теряет уверенность в себе.

Специалист, работающий с такими пациентами, должен учитывать психологическую подоплеку, именно поэтому важно проводить полноценные дооперационные обсуждения с целью выработки у пациентов реалистичных ожиданий.

Ирина Мариничева

Доктор медицины, сертифицированный пластический хирург, хирург высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук, доцент кафедры ЧЛХ РУДН, член Общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов России, член Европейской ассоциации черепно-челюстно-лицевой хирургии, член объединения специалистов эстетической медицины, член Американской ассоциации женщин хирургов, председатель правления Российской ассоциации женщин-пластических хирургов

Общее воздействие паралича лицевого нерва на статический и динамический вид лица, вербальную и невербальную коммуникацию, функциональные аспекты (сухость глаза, обструкция носа, несостоятельность рта) и трансформацию отношения к себе может привести к общей инвалидности и «парализации» жизни.

Как следствие — они меняют работу, сводя личное общение к минимуму, испытывают большие сложности в интимной сфере, замыкаются в себе. Неудивительно, что паралич лица приводит к затяжным депрессиям.

Во время контакта с такими пациентами мне приходится распознавать эти психологические проявления и при необходимости отправлять их к профильным специалистам — психологам и психотерапевтам, имеющим опыт лечение пациентов с параличом лица.

Лечение и реанимация парализованного лица

В настоящее время арсенал методик, направленных на коррекцию паралича мимической мускулатуры, вариативен и включает в себя как консервативное, так и хирургическое лечение. Концептуально хирургические методики можно разделить на 2 вида:

Динамические — направлены на иннервацию мышц с целью восстановления синхронных, симметричных и непроизвольных движений лица.

Статические — направлены на устранение только внешних проявлений лицевого паралича без вмешательства в механизм сокращения мимических мышц.

Благодаря И.Г. Мариничевой впервые в России применен метод утяжеления верхнего века имплантацией золотого грузика и удлинение его леваторов вставкой ушного аутохряща

Остановимся на этих двух группах операций более подробно.

К числу динамических хирургических коррекций паралича можно отнести декомпрессию лицевого нерва — устранение прямого сдавливания (компрессии) нерва артериальным или венозным сосудом; невролиз лицевого нерва — операция, в ходе которой нервный ствол высвобождается от сдавливающих его патологических рубцов. Кроме того, прямую нейрорафию — сшивание перерезанного нерва, замещение дефектов веточек лицевого нерва нервными аутовставками, транспозицию ветвей лицевого нерва, перекрестную трансплантацию нервов и другие виды операций.

К статическим операциям прибегают, как правило, уже после того, как происходит атрофия мышцы и восстановление ее двигательной функции уже невозможно. К этой группе можно отнести всевозможные методики подвешивания и подтягивания к скуловой дуге уголка рта.

В данном случае коррекция может осуществляться с помощью бронзовой проволоки, фасции бедра, толстых шелковых нитей, лавсановой сетчатой полоской и т.п.

Нередко для достижения симметрии правой и левой сторон производится ослабление функций здоровых мимических мышц методом пересечения веточек лицевого нерва.

Паралитический лагофтальм

Следствием паралича круговой мышцы глаза может стать паралитический лагофтальм — нарушение полного смыкания век, что, в свою очередь, может привести к конъюнктивиту, изъязвлению роговицы глаза, ее перфорации и даже потере глаза.

В свое время вклад в разработку и внедрение в медицинскую практику оптимальных хирургических методик коррекции паралитического лагофтальма внесла Ирина Геннадьевна Мариничева.

Она предложила рабочую классификацию паралитического лагофтальма по клиническим признакам заболевания, а также схему обследования защитного аппарата глаза для систематизации полученных клинических данных.

Благодаря ей впервые в России применены такие методы динамической коррекции паралитического лагофтальма, как утяжеление верхнего века имплантацией золотого грузика и удлинение его леваторов вставкой ушного аутохряща, позволяющих восстановить функцию верхнего века.

Выдержка из доклада к.м.н. Мариничевой Ирины Геннадьевны

  1. При лечении больных со сроками паралитического лагофтальма до 6 месяцев необходимо стремиться к восстановлению иннервации круговой мышцы глаза.

  2. Хирургическое лечение паралитического лагофтальма должно проводиться в случаях необратимости паралича круговой мышцы глаза или его длительности более 6 месяцев; при наличии эктропиона нижнего или ретракции верхнего века; плохом статическом тонусе век у пожилых пациентов; при возможности или наличии и прогрессировании повреждения роговицы; при анестезиологическом противопоказании для проведения сложных реконструктивных вмешательств и реиннервации; а также, после неудачного предыдущего восстановления функции век.
  3. Нелегкой степени лагофтальма для его коррекции достаточно проводить статическую подтяжку тканей нижнего века и(или) при необходимости медиальную или латеральную кантопластику.
  4. При лагофтальме средней степени для устранения паралитического эктропиона лучше подвешивать нижнее веко на бедренной фасции, при необходимости в сочетании с иссечением тарзоконъюнктивального лоскута и одномоментной медиальной кантопластикой.
  5. Для уменьшения лагофтальма при выраженном птозе мягких тканей средней зоны лица необходимо проводить ее статическую коррекцию путем подвешивания на фасции, транспозицией или трансплантацией мышц, внедрением имплантатов. Избытки тканей при укорочении нижнего века необходимо иссекать по модификациям метода Кунт-Шимановского.
  6. При тяжелой степени лагофтальма для исправления ретракции верхнего века лучше использовать имплантацию золотых грузиков или методику удлинения леватора ушным аутохрящом.

В работе с пациентами мы должны учитывать психологические факторы

«Отделочные» пластические операции на лице

Выше мы рассмотрели ключевые «рабочие» группы операций на лице, обеспечивающих базовую симметрию основных отделов парализованного лица — глаз и рта. Теперь остановимся на «отделочных» пластических операциях, направленных на то, чтобы максимально приблизить лицо пациентов с параличом лицевого нерва к нормальному внешнему виду.

  • Операции на верхней трети лица. Общую асимметрию парализованного лица усугубляет опущение брови. Коррекция птоза осуществляется путем одностороннего или двустороннего лифтинга. Следует отметить, что подъем брови должен производиться экономно, так как чрезмерное поднятие может стать причиной несмыкания века. Проблема снимается, если пациенту установлены золотые грузики.
  • Операции на средней трети лица. Различные виды подтяжек стали одной из «косметических» мер реабилитации парализованного лица. Учитывая характерное для парализованного лица провисание кожи, подтяжка может потребоваться даже молодым пациентам.
  • Операции на нижней трети лица. Утрата двигательной функции мышц, опускающих угол рта и нижнюю губу, приводит к поднятию нижней губы с асимметрией. Коррекция производится методом перемещения двубрюшной мышцы (по Conley) и хейлопластики (по Goode).

Комментирует к.м.н. Ирина Мариничева

Проблема функциональной и эстетической реабилитации пациента с параличом лицевого нерва требует от пластического хирурга особого внимания. В работе с этой категорией пациентов мы обязательно должны учитывать психологические аспекты проблемы.

Нам необходимо ориентироваться в системах классификации, этиологии заболевания, консервативных методиках лечения повреждений лицевого нерва и огромном количестве хирургических операций. Оценка проблемы должна быть комплексной, а план лечения — индивидуальным.

И только в этом случае можно добиться оптимального функционального и косметического результата.

Получить консультацию И.Г. Мариничевой можно по телефонам: +7 (495) 749-33-22 и +7 (903) 549-33-22

Источник: http://vseoplastike.ru/articles/detail/87924

Выдержка из доклада к.м.н. Мариничевой Ирины Геннадьевны

  1. При лечении больных со сроками паралитического лагофтальма до 6 месяцев необходимо стремиться к восстановлению иннервации круговой мышцы глаза.

  2. Хирургическое лечение паралитического лагофтальма должно проводиться в случаях необратимости паралича круговой мышцы глаза или его длительности более 6 месяцев; при наличии эктропиона нижнего или ретракции верхнего века; плохом статическом тонусе век у пожилых пациентов; при возможности или наличии и прогрессировании повреждения роговицы; при анестезиологическом противопоказании для проведения сложных реконструктивных вмешательств и реиннервации; а также, после неудачного предыдущего восстановления функции век.
  3. Нелегкой степени лагофтальма для его коррекции достаточно проводить статическую подтяжку тканей нижнего века и(или) при необходимости медиальную или латеральную кантопластику.
  4. При лагофтальме средней степени для устранения паралитического эктропиона лучше подвешивать нижнее веко на бедренной фасции, при необходимости в сочетании с иссечением тарзоконъюнктивального лоскута и одномоментной медиальной кантопластикой.
  5. Для уменьшения лагофтальма при выраженном птозе мягких тканей средней зоны лица необходимо проводить ее статическую коррекцию путем подвешивания на фасции, транспозицией или трансплантацией мышц, внедрением имплантатов. Избытки тканей при укорочении нижнего века необходимо иссекать по модификациям метода Кунт-Шимановского.
  6. При тяжелой степени лагофтальма для исправления ретракции верхнего века лучше использовать имплантацию золотых грузиков или методику удлинения леватора ушным аутохрящом.

В работе с пациентами мы должны учитывать психологические факторы

«Отделочные» пластические операции на лице

Выше мы рассмотрели ключевые «рабочие» группы операций на лице, обеспечивающих базовую симметрию основных отделов парализованного лица — глаз и рта. Теперь остановимся на «отделочных» пластических операциях, направленных на то, чтобы максимально приблизить лицо пациентов с параличом лицевого нерва к нормальному внешнему виду.

  • Операции на верхней трети лица. Общую асимметрию парализованного лица усугубляет опущение брови. Коррекция птоза осуществляется путем одностороннего или двустороннего лифтинга. Следует отметить, что подъем брови должен производиться экономно, так как чрезмерное поднятие может стать причиной несмыкания века. Проблема снимается, если пациенту установлены золотые грузики.
  • Операции на средней трети лица. Различные виды подтяжек стали одной из «косметических» мер реабилитации парализованного лица. Учитывая характерное для парализованного лица провисание кожи, подтяжка может потребоваться даже молодым пациентам.
  • Операции на нижней трети лица. Утрата двигательной функции мышц, опускающих угол рта и нижнюю губу, приводит к поднятию нижней губы с асимметрией. Коррекция производится методом перемещения двубрюшной мышцы (по Conley) и хейлопластики (по Goode).
Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.